Иньская модальность как инструмент манипулирования партнером

Диадический Архетип давался мне труднее всего: моя янская натура напрочь отказывалась навязать партнеру желанное мне действие в иньской модальности. Перевести янскую трансляцию: (прямо глядя в глаза, твердым голосом) “Сергей, принесите мне, пожалуйста, чашку кофе!” – в инькую: (мечтательно, закатив глаза к потолку) “Ах, как было бы хорошо, чтобы кто-нибудь принес сейчас мне чашечку кофе!” – мне стоило нескольких часов колоссального ментального напряжения.

У меня нет проблем с Иньской модальностью в целом. Но в моей этической системе намеренное создание фона с целью заставить партнера что-то конкретное для меня сделать является подлостью. Почему? Потому что когда я прошу прямо что-то для меня сделать, я несу ответственность за это и я обязана быть благодарной партнеру за то, что он для меня по прямой моей просьбе делает. А если я создаю фоновыми трансляциями для партнера условия, которые вынуждают его что-то для меня делать, то я снимаю с себя ответственность за это – я же не просила, он сам взялся делать, так что я ничем ему не обязана, мне не за что его благодарить. Такое поведение – манипулирование сознанием другого человека. Например, так жена может изображать страдания, вынуждая мужа купить очередную сумочку или шубу. Так мать может изображать тяжело больную, чтобы вынудить дочь не переезжать в другой город ради карьеры. Манипулирование сознанием партнера – подлость, паразитизм. Оно создает рекетные отношения, которые всегда, без исключения заканчиваются крахом и гибелью партнеров – вопрос только в том, кто из партнеров погибнет первым.

Мой личный конфликт с Авессаломом Подводным как раз и базировался на этом разногласии: Авессалом заявлял, что я “слишком когнитивная”, слишком янская”, издевался, называя моего мужа “подкаблучником”. То есть, те качества личности, которые всегда были и есть для меня достоинствами, он высмеял как недостатки. А уважительное отношение ко мне мужа воспринял как проявление унижения.

Моя прямота при первом личном знакомстве в феврале 2003 Авессалома оскорбила, он меня пугал и угрожал, мол, оскорбление Учителя мне будет дорого стоить. Чем я его оскорбила, спросите? Мы собирались на семинар в Москву – с сентября 2002 я училась в его Школе через Интенет, созвонились с Марианной. Она сказала, что семинар отменен, но они с Авессаломом хотят, чтобы мы приехали к ним знакомиться. Во время ужина за столом Авессалом спросил, чем мы занимаемся в Африке. Мы с мужем когнитивно ответили. На что Авессалом в фоновой трансляции в иньской модальности пустился рассуждать о том, как хорошо живется людям, которые занимаются тем, что им на самом деле интересно. Мы должны были почувствовали себя людьми, которые ради денег занимаются тем, что им не интересно, – ведь речь шла о нашей с мужем работе, которой Авессалом противопоставлял свою. Авессалом рассказал о том, что готовит серьезный деловой проект и ему нужны работники. Я спросила прямо: “Вы предлагаете нам работу? Но чтобы согласиться, мы должны у вас получать больше, чем получаем в Африке сейчас. Учитель, но вы же бедны”. Авессалом побагровел и прошипел: “С чего ты взяла, что я тебе предлагаю работу и что я беден? Из-за моих штанов?” Я ответила: “Нет, не из-за штанов. Есть и другие маркеры: например, тараканы”. Дальше Подводный рассказал о том, что он успешный человек, и что писатели вообще не богатые люди. А Марианна объяснила мне, что я своим поведением оскорбила Учителя и некими высшими силами за то буду покарана. За столом была еще девушка Таня, которая смотрела на мня с сочувствием. Позже она призналась, что тоже как-то неправильно поговорила с Учителем и теперь ее тоже ждет расплата. Естественно, у меня был культурный шок, я впала в транс – у меня ручьем текли слезы. Но учебу нужно было заканчивать: хамство и низость преподавателя не должны ставить под сомнение ценность знания.

2003 год – выбор учебных заведений в области астрологии не такой широкий, как сейчас. И вот через три года, наконец, семинары в Киеве – 8 семинаров: 2 дня занятий с интервалом в месяц. На одном из семинаров, делясь впечатлениями прошедшего месяца, упомянула, что мы в машине слетели в кювет – дорога обледенела, а мы по халатности были еще на летней резине. У Авессалома на лице – торжествующая улыбка, а Мариана саркастически заявила: “У твоего мужа хороший Ангел Хранитель”, – и пояснила, что если бы я была в машине одна, то точно бы загнулась за все свои грехи. Маркеров, указывающих на то, что это заявление – шутка, не было.

Семинары Авессалом прервал – после 2 месяцев летних каникул мы получили электронные письма: “Семинаров не будет”. Так что обещанные в курсе Коммуникатики семинары состоялись не в полном объеме. Наша группа собралась в Киеве осенью 2006 обсудить происшедшее. Мы пришли к выводу: Авессалом отказался продолжать семинары в Киеве из-за общего недовольства группой. Было очевидно, что у него есть к нам в целом и каждому в отдельности претензии. Некоторые из нас были настолько ошеломлены поведением Авессалома, что поехали к нему в РФ искать успокоения ума и сердца. Мы же с мужем сразу стали готовить програму астроконсультирования в Интернете. Сначала мы наняли для разработки сайта одну из наших подруг из группы, но прошло несколько месяцев, а работа над созданием сайта не продвигалась. Тогда муж выучил язык программирования (у него такие вещи быстро получаются) и написал сайт самостоятельно. Все это врем я задавалась вопросом: что с Авессаломом и Марианной не так – культурный конфликт налицо, но в чем его причина? Я нашла объяснения только в 2011 году – Игорь Яковенко, профессор Российского государственного гуманитарного университета, выступил на семинаре “Куда ведет кризис культуры?” с докладом “Русская репрессивная культура и Модернизация”. Максим Ильяшенко, который занимался организацией киевских семинаров Подводного, пригласил участников этих семинаров оставить отзыв. Не все из нас решились это сделать – Авессалом умеет пугать и угрожать. Но мы с мужем свои отзывы оставили.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*
*
*

Коментарів немає