Про общество людей, которые все знают и ничего не понимают

Andrii Baumeister: “В украинском обществе отсутствует одна из важнейших потребностей – потребность самоанализа, потребность понимать себя и свое место в окружающем мире. Мы не только не хотим познавать самих себя, но еще и боимся это делать. Этот страх порождает агрессию. Если кто-то со стороны пытается нам что-то о нас говорить, мы негодуем, приходим в состояние крайнего возбуждения (“да как вы посмели!”, “да кто вы такие, чтобы нас учить!”). Одно из подтверждений указанного симптома (очень опасного для нормальной жизни общества) – состояние так называемого экспертного сообщества. За экспертное мнение может сойти что угодно – приятный голос, мягкая улыбка, развязный тон, длинные и тягучие разглагольствования “обо всем”, провинциальные сплетни, невнятная скороговорка или протяжные мычания, претензии на масштабность “анализа” (любят говорить об эпохах, о цивилизационных сломах, сидя перед компьютером и листая какие-то заштатные сайты). Народу снова вернули “ток-шоу” где визжат, дерутся, оскорбляют и обвиняют друг друга. Народу нравится, не оторвешь от телевизора или монитора. Но когда же начнется трезвый и компетентный разговор? Когда эксперты начнут демонстрировать хотя бы элементарные навыки аналитики (сочетающиеся с ясным и прозрачным изложением)? Очень не скоро. Потому что “и так сойдет”. И так смотрят, читают, цитируют. Когда нет запроса на реальность, на попытку понять, что же с нами происходит и кто мы такие, сойдет и все то, что мы называем “телеканалами”, “экспертным мнением”, “газетами” и “ток-шоу”. Хорошо хоть Рождество и Новый год скоро. Тогда к нам, раз в год, стучится Реальность…”

Ко мне в фейсбучные друзья часто просятся незнакомые люди. Когда хочу понять, зачем они это делают, затеваю диалог под каким-нибудь из их постов. Вот, например, вчерашняя беседа. Незнакомая мне девушка из моих новых фейсбучных друзей написала на своей странице вот это: “🌀Люди, которые вас чем-то обидели или заставили страдать, сами страдают и заблудились в жизни. Помните об этом и не будьте слишком строги🌀
Луиза Хей”. Я прокомментировала: “По-идиотски звучит в стране, четвертый год сопротивляющейся агрессии со стороны ужасающего своей жестокостью государства”. Дальнейшая беседа хорошо иллюстрирует оценку украинского общества Андреем Баумейстером, которую я вывела епиграфом.

Инна Инна: – Ольга Иванец, я не про страну… а про людей, которые намного ближе и не могут в себе разобраться и не “цеплять” близких. А вообще в любой ситуации надо начинать с себя…. менять..

Ольга Іванець: – Мне кажется, вы говорите о домашнем насилии. Если так, то вам не менять себя нужно, а в полицию идти.

Инна Инна: – Оличка, почему вы так агрессивна? У меня в семье все отлично, хотя спасибо за беспокойство…. Я и про страну говорю вообщем. Надо нам каждому меняться… , быть более дружелюбно настроенными друг к другу, что ли, я так думаю. Может я ошибаюсь, то поправьте меня, пожалуйста…

Ольга Іванець: – Я не агрессивна, а когнитивна – люди часто путают эти вещи. Да, вы ошибаетесь: нельзя проявлять дружелюбие по отношению к тому, кто тебя обижает и заставляет страдать, – это глупо, потому что поощряет насильника. К людям надо относиться не дружелюбно, а так, как они заслуживают.

Ольга Крайнюк: – А не нужно к нему питать дружелюбие! Нужно проявить сострадание этому человеку, и отпустить из своей жизни, а не отвечать ему той же монетой.

Инна Инна: – Оличка, Иванец! Я ведь ничего не говорила ни о дружелюбии, ни о насилии, ни об ситуации в нашей стране, я об сострадании! А когнитивность-это вообще не то слово, которое надо бы примерить в этой ситуации! Теория когнитивности часто всего лишь описывает поведение индивида в терминах информационного потока или функционирования..

Ольга Іванець: – Ольга Крайнюк, ну, с состраданием – это понятно: “Бъет – значит любит, просто несчастный он человек”. У нас в подъзде жила старая женщина. У нее был сын. Этот сын ее избивал регулярно, морил голодом, запирал в квартире. Как-то, увидев ее на скамейке с зеленым синяком на лице, я ей предложила: “Я знаю, что он вас избивает. Давайте мы, жильцы, вызовем участкового и защитим вас”. Бабушка стала меня умолять не делать этого: “Он меня любит! Просто он нервный очень! Не надо участкового!” А через несколько недель она умерла. Доказательств нет, что он ее убил. Но мы с ним не здороваемся. Вот у меня вопрос: значит ли бабушкина смерть, что она отпустила своего насильника из своей жизни, или это значит, что своей смертью она ответила ему той же монетой?

Ольга Іванець: – Инна Инна, я вижу, вы погуглили “когнитивность”. Но это не значит, что вы понимаете, что это такое.

Инна Инна: – 😁😁😁 Оличка, Ольга Иванец😙😙😙Поверьте, немного понимаю. Не претендую на знания, которые кроются в вашей светлой головке..Но немного есть!😚

Ольга Крайнюк: – Каждый видит свою „ручку“ во всём и каждый имеет право на своё мнение. Это как видеть по разные стороны „69“.
Оля, какое отношение ко мне имеет эта бабушка в вашей жизни?! Она была у вас в реальности, вот Вам и нужно подумать почему Вы её видели такой…
Нет желания описывать и ковыряться в чужой судьбе без согласия человека.
И вам не советую!
Вы из своего понимания сострадание видите! Ваша ассоциация ,,бьёт значит любит“.
Я в сострадании вижу совсем иные вещи.
Инна писала цитату, совершенно не о том, что Вы пишите.

Ольга Іванець: – Ольга Крайнюк, вы считаете, что бабушка не из сострадания к сыну позволила ему себя извести?

Инна Инна: – Девчонки, я – спать! Всем спокойной ночи! Бабушке, внукам, Олечкам(обеим Ольга Иванец и Ольга Крайнюк)и всем на этом белом свете! Если нужно мое доброе слово поддержки, пишите! Если хотите изменить мир-начинайте с себя и со своей когнитивности😉😚

Ольга Крайнюк: – Ооо, Инночка!!! Благодарю!!! Начнём с себя!!! Спокойной ночки!🙏

Ольга Іванець: – Спокойной ночи, Инна! Слово “когнитивная” в данном контексте следует понимать как “познающая и дающая познавать”. Пусть вам приснится Семантический Архетип во всей его полноте.

Инна Инна: – Ольга Иванец я именно это значение и “имела в виду “. Спасибо вам огромное! А про семантический архетип что-то не очень понятно, буду благодарна, если объясните….но завтра, и еще очень интересно, вы психолог?

Ольга Іванець: – Инна Инна, я не психолог. Нельзя же всерьез считать психологом человека, изучавшего психологию в рамках филологического факультета советского пединститута и авторской школы “Человек среди людей”.

Инна Инна: – А где эта школа, интересно…, без шуток

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*
*
*

Коментарів немає